полезные ссылки     новый сайт дацана new!    


Буддийские Учителя

Марпа

Версия для печатиВерсия для печати

Марпа родился в процветающей семье землевладельцев в Лхотраке в 1012 году. Лхотрак расположен к югу от Лхасы, рядом с границей с Бутаном, и буддийские контакты в этой местности не были потеряны во времена гонений царя Ланг Дармы и последующего распада Тибета. Это район плодородных земель и лесов, где занимаются сельским хозяйством, пасут коз и коров.

Великая душа Марпа Роса родился в месте Кесал, что в Тороадалине района Лотакчикел.
У отца с матерью было трое детей, их самый младший Джецун Марпа с ранних лет обладал очень вспыльчивым и упрямым характером.


«Если мой сын не пойдет неправильным путем, то добьется большого успеха как в деле овладения истинным законом, так и в обычной жизни, и, вероятно, принесет пользу самому себе и другим. Если же он ошибется в выборе пути, то, скорее всего, и ему, и другим это принесет большие несчастья. Если подумать о возможных пользе и опасности, то лучше сразу определить его по пути Дхармы», думал его отец.

И Марпа в 12 лет стал учеником местного учителя и получил имя Чуки Роду. Он научился читать и писать, и с необыкновенной проницательностью совершенствовал свои знания. Однако его агрессивный драчливый характер был таким же, как и прежде.

«Однажды этот ребенок, наверное, причинит большое зло: или сам умрет, или убьет нас. Даже если до этого и не дойдет, велика возможность того, что он окажет вред благополучию нас, родителей, нашим пастбищам и дому. Наверное, лучше всего сейчас же отправить его подальше от дома на ученье к хорошему гуру», так думали его родители.

Как-то отец позвал его и сказал:
Послушай, Марпа. Я хочу отправить тебя к гуру, который живет далеко от нашего дома. Все это ради тебя. Закон, который ты изучишь у хорошего гуру, принесет пользу и тебе самому.
Понятно, папа. Я отправляюсь на поиски гуру. Дай мне денег, которые ты откладывал для меня.

Отец дал ему денег и лошадь.
Можешь использовать это как плату за обучение законам.
В это время гуру Докумиласава только что вернулся из Индии и стал очень известен, поэтому Марпа отправился в его монастырь Нигдалинг, что находился в районе Манкар.
Меня зовут Марпа. Гуру! Я пожертвую вам две меры золота. Пожалуйста, обучите меня истинным законам.

Докумиласава согласился.
Через некоторое время Марпа снова обратился к гуру:
Учитель Докуми! Обучите меня, пожалуйста, и высоким законам.
Ничего не выйдет, Марпа. Сначала тебе лучше выучить санскритскую письменность и разговорный индийский.

Марпа, три года обучавшийся у гуру Докуми, в совершенстве овладел индийской речью. Однако у Марпы не было кармы оставаться у этого гуру в течение долгого времени. Пришло время обратить внимание на хорошую кармическую связь с гуру Махапандита Наропа и другими индийскими гуру. По этой причине Дзецунма Ваджра Йогини дала намек Марпе, чтобы тот отправился к Наропе.
«Для того чтобы добиться совершенства в четырех авишейках Найратомии, если и оставаться у гуру, необходимо пожертвовать 15 дори. Для того чтобы получить разрешение и благословение Дэви Экаджати, нужно пожертвовать, по меньшей мере, одну якукатори. Даже если я получу этот закон, сделав подобное пожертвование, все равно это не будет значить, что я получил закон от великого пандита. Хотя я и просил Докуми одолжить мне Дакини Ваджра Панджала Тантру, Докуми даже на чуть-чуть не дал мне ее», думал Марпа.
Марпа отдал то, что у него было, гуру Докуми, чтобы не вводить того в дурное расположение духа и покинул его. Он отправился на север Ратла, в направлении Паксэ, обменяв на деньги оставшуюся лошадь.

Кстати говоря, в монастыре Сира один ученик пригласил из Киэлука, что в Санг, правителя Локя и попросил прочитать ему сутру. Правитель Локя на пути в Киэлук встретил Марпу.
Можно пойти вместе с вами? спросил его Марпа.
Что ж, пойдем. Когда проголодаешься, съешь это, сказал правитель Локя и дал ему хлеб.
Большое спасибо.
Ты, похоже, очень устал. Садись на моего мула, отдохни немного.
Когда они добрались до Киэлука, Марпа обратил внимание на то, что этот человек с высокими заслугами соблюдает религиозные заповеди.
Вы уже уезжаете? спросил правитель Локя Марпу.
Мне нужно ехать в Южный Непал, чтобы учиться переводу. Вы очень по-доброму отнеслись ко мне, когда я был у Вас и если в моей жизни не будет никаких препятствий, если я буду жив, пожалуйста, помните обо мне. И когда я вернусь, пожалуйста, встретьте меня.
Я старею и не знаю, смогу или нет встретиться с тобой в будущем. Пусть мои дети встретят тебя. Но, как бы то ни было, возвращайся сюда.

Когда Марпа прибыл в Лотак, он сказал родителям:
Я собираюсь отправиться в Индию, чтобы изучать закон. Я хочу взять мою долю имущества, земли и дома.
Что даст тебе путешествие в Индию для изучения закона и овладения переводом? Изучать закон можно и в Тибете. А если не хочешь заниматься практикой, отправляйся в поле, займись работой, стал возражать его отец.
Отец, ты сказал мне: «Далеко отсюда есть хороший гуру. Я приведу тебя к нему». Отец, есть ли что-либо дальше Индии? В тех землях я непременно найду прекрасного гуру-пандита.
Не слушая возражений родителей, Марпа взял свою часть наследства имуществом, землей и недвижимостью. Он выбрал один дом и один земельный участок и обменял их на деньги. Так он получил 18 сан золота.

Два друга Марпы собирались пойти вместе с ним, но когда пришло время отправляться в дорогу, родственники убедили их не ходить, и Марпа начал свое путешествие в Индию в одиночестве.
Путешествие к Индию было долгим и опасным. Марпе очень хотелось найти спутника. Когда он пришел в место, называемое Кинесал Каминянга, он встретился с переводчиком по имени Ню из Карака, который тоже шел в Индию. Марпа не просил никакого учения у Ню. Желая лишь временной пользы, Марпа пошел к нему в спутники. Вместе они пришли в Непал. Они пришли в долину реки Трисули. Так как тибетцам тяжело адаптироваться к климату долин, Марпа решил оставаться в Катманду в течении трех лет чтобы привыкнуть к этому климату.

Там он встретил учеников Наропы, своего будущего гуру - Читерпу и Паинрапу. Марпа не сомневался , что эта встреча была не случайной. Для него это было восстановлением давней связи. Он учился под их руководством и подготавливал себя ко встречи с их учителем.
Когда пришло время расставаться, Читерпу и Паинрапа дали Марпе рекоммендательное письмо и Марпа вместе с Ню отправился в долгое и опасное путешествие в Индию. Ню отказался идти к Наропе, сказав, что "Наропа был пандитой, обладающим познанием. Однако потом он пошел к известному Тилопе, забросил науки и сейчас погрузился в медитацию Кусуру" и будучи уверенным, что в Индии можно найти более хорошего учителя.

После этого Марпа стал искать молодого монаха Праджнясинха, о котором говорили два непальских гуру. Монах принял рекоммендательные письма, в которых говорилось, что Марпу следует срочно представить Наропе. Наропа отсутствовал, ученики ждали его приезда.

На следующий день пришел один атсала и передал послание от Наропы: "У тебя остановился буддист, пришедший с Тибета. Приведи его в Пулахари".
Праджнясинха привел Марпу на площадь города, украшенную цветами, затем Марпа дошел до монастыря Золотой Горы, который находился в Пулахари. Здесь молодой монах представил Марпу Наропе.

Встретившись глазами со славным Махапандитой Наропой, Марпа от всей души несколько раз глубоко поклонился ему и дал розы, сделанные из золота.
- Как и предсказывал гуру, мой сын Марпа Роду, обладающий сосудом высшего практикующего, пришел из далекой северной страны, чтобы исполнить роль моего посланца, и получил радушный прием богов Ваджраяны, сказал Наропа и почувствовал, как наивысшая радость наполняет его.

Сначала Наропа дал Марпе Шри Хэваджру и вторую авишейку из Хэваджры-тантры и завершил все Ваджрапанджалой и Санпутой. Марпа изучал это учение в течение года. Так произошла встреча Марпы с великим гуру Наропой. И это было исполнением предсказания Тилопы, который является гуру Наропы. Так Марпа, получив благословение от могущественного гуру Наропы, начал изучать великий Закон.

Не смотря на то, что Наропа сам мог научить Марпу всему, он следовал традиции, в которой учитель посылал своего ученика к другим учителям, сведущим в определенных практиках Ваджраяны. Среди прочих Марпа учился у Маитрипы, который в свое время учил Атишу пению Доха - песен выражающих суть чьих-нибудь внутренних ошущений. Пение Марпы положило начало традиции Доха в Тибете, в том виде в котором они существуют в настоящее время. Поскольку внутренее учение о линий передачи не могут быть записаны, Доха, которые пел Марпа показывают значимость, ценность и результаты того, что он усвоил. Кроме того, Маитрипа дал Марпе великое учение Махамудры.
Получив от великого гуру Наропы глубокую Дхарму, Марпа изучил это учение. После этого, отдохнув некоторое время, он отправился в город. Марпа вдруг увидел Ню.
Они решили сопоставить свои знания. Так они и сделали. Выяснилось, что в Хэваджре лучше разбирался Марпа.

Ню сказал, что " Хэваджра уже распространена в Тибете. Существует отцовская тантра, называемая Гуясамаджа, которая превосходит ее. Она позволяет направлять прану до кончиков пальцев, а также помещать Пробудившегося на ладони."

Когда Ню употребил слово Гуясамаджа, специальный термин Закона, Марпе нечего было сказать. И он подумал, что хочет обрести учение Гуясамаджи во что бы то ни стало. Поэтому Марпа вернулся к Наропе и сказал, что встретил товарища, что они сравнили познания в Хеваджре и Марпа превзошел его. Однако Ню сказал, что Гуясамаджа более важна, чем Хеваджра. И Марпа попросил Наропу посвятить его в Гуясамаджу.
В монастыре Вихала Пурна Чандра в Лакшетре, что на западе, есть мастер отцовской тантры. Это пандита, чье имя Джнянагарба. Он достиг сиддхи, которая является образцом Суба Тантра Мадьямаки. Пойди туда и попроси Закона. Никаких препятствий быть не должно, сказал ему Наропа.
И Марпа проделал путь в Лакшетру.

Марпа попросил закон у Джнянагарбы и получил у него церемониальное посвящение в Крию, Йогу-Тантру, конечно же, различные виды применения йоги, кроме того, авишейку, а также устное посвящение в Шри Гуясамаджу. И тогда как осознание смысла секретной мантры в нем родилось совершенное просветление. В тот момент Марпа подумал: «Я пришел из Тибета в Непал и в тех землях встретился с двумя учителями-непальцами. Я получил от них советы и устное посвящение в учение и могу быть уверенным в этом оттого, что всей душой получил благословение великого гуру Наропы».

Джнянагарба! Я сейчас так рад - сказал Марпа Я обязательно хочу подарить вам эту мандалу хозяина Ваджры.

О, Владыки! Вы подобны всем Пробудившимся.
Я поклоняюсь гуру.
Чистая Земля, Махапандита Наропа и славный Джнянагарба,
я клянусь в своей верности вам.
Вследствие силы кармы я был рожден в тибетском Лотаке.
Отец и мать воспитали меня.
Благодаря чуткости отца и матери человек, известный под именем Марпа Роду,
укрепился в Законе.
Я поклоняюсь отцу и матери с приверженностью.
Пожалуйста, дайте благословение, чтобы забота отца и матери
была вознаграждена законом.
На мандале, обладающей сущностью, что никогда рождена не была,
я устанавливаю цветы «различные явления».
Я приношу это телам гуру.
Пожалуйста, дайте благословение моему телу.
На мандале, имя которой «совершенно чистое пространство»
я устанавливаю цветы «единство формы и пространства».
Я приношу это речам гуру.
Пожалуйста, дайте благословение моей речи.
На мандале, имя которой «душа великого счастья»,
я устанавливаю цветы «мышление Махамудры, отделенное и не имеющее связи».
Я приношу их мыслям гуру.
Пожалуйста, дайте благословение моим мыслям.
На мандале, имя которой «земля, инкрустированная драгоценными камнями»,
я устанавливаю цветы «Совершенно не Имеющая Недостатков Гора и четыре континента».
Я приношу это телам, речам и мыслям гуру.
Пожалуйста, дайте благословение моим телу, речи и мыслям.
На земле, включающей в себе всю Чистую Землю,
из пяти элементов рождаются вода для питья, цветы, благовония,
свет, духи, кушанья, музыка и другие пожертвования.
Самые наилучшие вещи, что бы это ни было, я приношу главным гуру.
Пожалуйста, дайте мне благословение, чтобы препятствия не опутывали меня.
Беспредельные, подобно Вселенной,
зонтик от солнца, знамя победы, музыка, полог, занавес и похожие вещи
рождаются из моей души, и это я приношу.
Пожалуйста, дайте мне благословение, чтобы мое просветление увеличилось.
От Пробудившегося Джнянагарбы я услышал о великой Тантре Гуясамадже.
Я понял это как слияние способа и мудрости.
Я понял это как путеводную нить Закона.
Я понял это как океан Тантры.
Я получил и материальный подарок, и Закон.
Позволив расти дереву своей души,
я вырастил на нем листья слов Закона, не имеющего недостатков.
Обладая пятью мудростями, я принесу пользу живым существам.
Радость отправиться в путешествие по дороге размышления, чье имя «пять ступеней».
Яркий свет, иллюзорное тело и сон все эти ценные учения дали вы мне.
О Джнянагарба! Вы очень добры,
до достижения еще более бесподобного Освобождения, чем сейчас,
украсьте, пожалуйста, мою макушку драгоценными камнями короны
под названием «великое счастье».
Вы никогда не уйдете из центра моего сердца.
Освободившись от грусти и страха, я прошу у вас спасения.
Вы обладатель ключа, имя которому «сверкающее Святое Сострадание»,
пожалуйста, развейте мрак невежества.
Прошу вас, примите мои тело, речь и мысли.

Так молил Марпа. Завершив изучение отцовской тантры, Марпа сделал подношение, должное вознаградить Святую Любовь гуру. Марпа отправился в Пулахари. По пути он зашел в один монастырь, где опять встретил Ню.

Так они сопоставили знания отцовской тантры и Марпа победил.
Но Ню сказал, что необходима материнская тантра, которую называют Махамайей, которая включает в себя устное посвящение в неподвижность Нади, движение праны, расположение бодхичитты.

Когда Ню употребил слово Махамайя специальный термин Закона, Марпе было нечего сказать. И он подумал, что хочет узнать это учение во что бы то ни стало.
Затем Марпа вернулся к Наропе. Он поприветствовал Наропу в молитве, рассказал, что полностью удовлетворен принятием Гуясамаджи и что по дороге обратно он встретил друга и хотя, поспорив о Законе, превзошел его в Гуясамадже, в дискуссии о Махамайе ему нечего было сказать. и попросил обучить его Махамайе.

Наропа ответил:
Я мог бы научить тебя и Гуясамадже. Однако еще не было подходящего момента. Тогда я отправил тебя к Джнянагарбе. Затем, позже, когда придет срок, я сам дам тебе Гуясамаджу. Я знаю и Махамайю, но мастер материнской тантры живет на острове в Ядовитом Озере. Его называют славным Шантибадрой, также он известен как Куккурипа. Сын мой, наверное, следует отправить тебя к нему.

Естественно, что Марпа сильно желал учения Махамайи, еще неизвестного ему. И в душе у него разгорелась новая решимость: обрести Закон, не взирая ни на какие препятствия.

Когда ученики проводили Ганачакру, Наропа закончил приготовления, чтобы отправить Марпу к Куккурипе. Он вытянул руку в сторону, где лежали человеческие кости, и перед ним появились три духа. Наропа сказал:
Я собираюсь отправить сына Марпу, который находится здесь, к Ядовитому Озеру, что на юге. Вы трое дайте ему благословение, чтобы на его пути не возникло препятствий.
Я могу защищать его от ядовитых змей.
Я буду защищать его от свирепых диких зверей.
Я буду защищать его от опасности, исходящей от злых духов.
Наропа сказал Марпе:
Отсюда до острова в Ядовитом Озере путь длиной в полмесяца. Ядовитая вода сначала доходит до щиколоток, потом до колен, потом до бедер, и, в конце концов, придется плыть. Плыви от стволов деревьев к стволам. Если два дерева растут вместе, то проходи через них. Когда выйдешь хоть на немного открытый участок земли, там и заночуй. Тело Куккурипы покрыто шерстью, лицо как у обезьяны. Цвет лица очень плох. А еще он может превращаться во что угодно. Скажи ему, не теряясь: «Меня прислал Наропа. Дайте мне учение Махамайи и прочие учения».

И Марпа, взяв провизии на полмесяца, отправился в путь к острову, который возвышался подобно горе в бушующем Ядовитом Озере, что находится в южной части Индии.
Когда Марпа вышел на открытый участок земли, все вокруг потемнело, подул сильный ветер и он услышал голос:
Кто прислал тебя?
Маха Пандита Наропа, крикнул Марпа. Все стихло и через некоторое время Марпа заснул.

"Где же гуру Куккурипа?" думал Марпа.
Вы не видели Куккурипу? спросил Марпа, завидев человека в одеянии птицы, сидевшего у дерева.
Так-так, господин хороший. Уж не тибетец ли ты, нос лепешкой? Хоть и много препятствий на дороге, уж не мог допустить тебя к себе. Откуда ты пришел? Куда идешь? Какое дело у тебя к Куккурипе? Я хотя и живу здесь, но ни разу никого похожего на Куккурипу и не видел, и не слышал.
Марпа, пытаясь найти Куккурипу, искал его в других местах, но найти не смог. «А еще он может превращаться в кого угодно». В этот момент Марпа вспомнил слова гуру и понял, что тот, с кем он только что встретился, не кто иной, как Куккурипа.
Он вернулся к тому дереву, поклонился и сказал:
Меня прислал Махапандита Наропа. Я пришел за Махамайей. Пожалуйста, обучите меня ей.
Что-что? Да у этого так называемого Наропы знаний никаких. Что это за Махапандита такой, который никогда в жизни не думал? Смех да и только! Хотя сам знает Махамайю, и может ей научить, а не дает людям никакого покоя. Да, ладно. Это я пошутил. Он пандита, добившийся таких знаний и достижений, которые трудно себе представить. По мне, так он чистая душа. Мы вдвоем с ним обменялись учением. Он знает Махамайю, а я также сохраняю непосредственное посвящение в нее. Он искренне отправил тебя ко мне. Обучу-ка я тебя всему. Потом можешь спросить Наропу и проверить, нет ли различий. Кстати, на пути сюда ты не видел двух мужчин?
Нет, не видел.
А двух птиц видел?
Видел.
А, значит, ты видел двух мужчин, принявших птичий облик.

Сначала Куккурипа провел авишейку. Затем с помощью более великого молчания, более малого молчания и изменения облика он провел непосредственное посвящение Марпы в три йоги.
Человек с помощью низкой йоги под названием Форма может быть приведен на путь «тонкость-четкость-концентрация». Благодаря глубокой йоге под названием Мантра может быть приведен к двум йогам распознания сути. Благодаря предельной йоге под названием Закон будет осуществлена связь с пятью сущностными техниками.

Кроме того, Куккурипа подробно рассказал о смысле 24 главных Санпакрам и других. Марпа безо всяких препятствий завершил практику. После этого он подготовил трапезу, чтобы выразить гуру Куккурипе свою благодарность за то, что ему были полностью даны эти учения.
Во время Ганачакры его охватила великая радость и, спросив разрешения у гуру и друзей по Дамме, сложил следующие стихи:

Духовный сын всех Пробудившихся,
Ваджрадара всех душ,
обладатель сокровища секретной Тантры
славный Шантибадра. О Правитель!
Я поклоняюсь Вам.
Когда я вижу Ваше тело,
рушится гора моей гордыни.
Когда я слышу Ваши речи,
я освобождаюсь от мелочности души.
Когда я думаю о Вашем разуме,
уходит тьма внешняя и внутренняя.
Мне так везет, что я здесь.
Я пришел в Индию из Тибета.
Мое путешествие было долгим.
Я попросил святой Закон у пандит.
Я получил святой Закон прямой системы.
Я коснулся ног правителя,
обладающего сиддхи.
Подавляя человеческие и духовные препятствия,
я получил тантру секретной мантры,
отца и матери.
Я учитель, получивший устное посвящение в
великое учение.
Славный Шантибадра соизволил принять меня.
Я всего лишь один из сыновей прекрасного гуру.
Беспрепятственно добравшись до юга,
я прибыл в Непал.
Я последователь буддизма с кармой везения.
Правитель тантры, Чакрасамбва кажется простой,
потому что в короткий срок
был постигнут Святой Закон.
Услышав благое предсказание,
я осознал ценность того, что
обрел человеческую жизнь.
Моя пуповина была перерезана
в тибетском Лотаке.
Моя карма везения вновь пробудилась
в Индии.
Встретившись с сиддхами и пандитами,
я получил авишейку, разъяснение
Тантры и устное посвящение.
Мои речь, поступок, мысль
получили благословение.
У ног правителя Дакини
я изучил значение трех йог.
Я встретился с матерью
"Великое чудо".
Отцом "Все благое"
Я отшлифовал опыт Самади
в пылком пути.
Рассветив яркость мудрости трех видов,
изгнав тьму трех заблуждений,
полностью сжигая топливо трех неясностей,
я опустошаю могилы трех низких миров.
Как добр гуру, что является правителем.
Как же счастлив Чуки Роду.
Как приятно, как приятно находиться мне
вместе со всеми братьями и сестрами по Закону.

Марпа спел эту песню по-тибетски, и, так как там не было ни друзей тибетцев, ни людей, понимающих тибетский язык, Далашури и другие друзья по Дамме подумали, уж не помешался ли Марпа рассудком.
Мне посчастливилось родиться в особой семье и обладать особым везением. Однако из-за силы обычаев этой жизни эта песня получилась у меня по-тибетски. Так объяснил Марпа и перевел песню на их язык. И все, услышавшие это, подумали: «Как прекрасно!»
Затем Марпа подумал, что нужно возвращаться к Наропе.

Марпа вернулся к Наропе. Наропа подтвердил его знания, усвоенные от других учителей. Через двенадцать лет Марпа начал путешествие обратно в Тибет. После многочисленных приключений, многие из которых послужили испытаниями для знаний, которые достались ему нелегко, он поселился в Лхотраке, женился и начал учить учеников несмотря на то, что обзавелся семьей. С одной стороны, в его жизни не было ничего необычного для фермера с семьей, выполняющего все обязанности хозяина и землевладельца. С другой стороны, его поведение, особенно с учениками и проявление магии, было достаточно необычным. Когда он покидал Наропу в этот раз, Наропа спел загадочную песню на кодированном языке и пообещал специальные инструкции по его возвращению.

Вернувшись в Лхотрак, Марпа продолжал заниматься сельским хозяйством и ожидать ученика, о котором ему говорил Наропа - Миларепу. Так как Миларепа был скор на применения психических сил, Марпа устроил для него ряд испытаний, через которые тот должен был пройти. Эти испытания, казалось, должны были зажечь, раскалить его эго, однако в целом были направлены на очищение его натуры в целом.

Когда Миларепа был готов принять учения Марпы, Марпа внезапно понял зашифрованную песню Наропы.

Однажды он проснулся, сложил ладони и заплакал.
“Что случилось?” спросили ученики.
Он ответил: “Я немедленно должен идти к Наропе. Завтра же отправляюсь”. После того, как он завершил последние обряды и молитвы, Горэку спросил: “Что за причина? Объясните, пожалуйста, подробнее”.

И когда Марпа подробно объяснил, Горэку сказал: “Тогда давайте я и другие ученики пожертвуем деньги и приношения, которые можно обменять на деньги”. Как и предложил Горэку, все подарки были обменены на деньги.

Марпа вместе с Горэку прибыли в Лхотрак. И, готовясь к поездке в Индию, остановились там на несколько дней. В это время Джецун Миларепа осуществлял суровый затвор. Однажды ночью Миларепа увидел сон, в котором появилась женщина небесно-голубого цвета, красивая, со сверкающими золотым цветом бровями и ресницами, одетая в шёлковые одежды и с костяными украшениями. Она сказала: “Благодаря длительной практике, у тебя есть Махамудра, приводящая к состоянию Пробудившегося, и шесть йог Наропы. Однако у тебя нет специального учения о Поа и перенесении сознания, приводящего к состоянию Пробудившегося с помощью незначительных усилий”.

Когда Миларепа проснулся, он не мог понять: пророчество это или препятствие, и подумал: “Если это пророчество, то мой гуру, являющийся Пробудившимся трёх времён, должно быть, знает это учение”. Он вышел из затвора, передал всё Марпе и попросил его посвятить в это учение.
Марпа сказал: “Это предсказание от Дакинь. Когда я покинул Индию, Маха Пандита Наропа сообщил мне, что есть учения о Перенесении сознания и о Системе Слушания (санскр. Дронг-Джуг). Я не получил это учение, но, вероятно, смогу узнать его из сутр”.
Учитель и ученик просмотрели индийские сутры. Сутр, имеющих отношение к Поа, было много, однако о перемещении сознания не было.

Марпа сказал: “В Северном Уру в видении мне были настойчиво посоветованы расшифрованные загадочные писания с учением, которое ты просишь. Кроме того, я даже не знаю, какие устные посвящения есть в Дронг-Джуг (Системе Слушания). Немедленно иду в Индию”.

Его жена Докумема и ученики сильно воспротивились этому, говоря о его почтенном возрасте и других всевозможных причинах.

“Что вы говорите! Я поклялся встретиться с Наропой ещё раз. Он лично посоветовал мне, чтобы я пришёл. Поэтому, чтобы ни случилось, я пойду в Индию”.

Сказав это, Марпа ничего больше не хотел слушать. И так как жена и ученики не нашли другого способа остановить его, они спрятали деньги и продовольствие, необходимые для похода в Индию.

Марпа сказал: “Если у меня не будет денег, я не смогу осуществить это. Предпочтительнее было бы умереть, нежели нарушить клятву встретиться с гуру”.

Сердясь, он лёг в постель.На следующее утро спальня оказалась в беспорядке. Марпы в ней не было. Бегая повсюду, ученики искали его. Его нашёл Миларепа. А затем подошло несколько других учеников. Они стали упрашивать его. Марпа сказал: “Хотя и нет пожертвований, я не могу нарушить клятву. Хотя и нет золота, я всё равно пойду в Индию”.

“На некоторое время вернитесь в ущелье Тороо, а затем идите, пожалуйста, в Индию”, настойчиво требовали ученики, и Марпа вернулся.

В то время, когда он собрался отправиться в Индию, все ученики и последователи, поклонившись, вновь сказали: “Вы уже немолоды. На огромной равнине Палмо Палтан даже лошадь падает от усталости. На снежном пути Калачера страшные холода, он покрыт льдом даже летом. В тропиках Непала страшная жара, а река Ганджис пугающа и опасна. В местности на пути следования вдоль древней границы Индии часто случается голод, и нападают грабители. Всё это вы сами нам рассказывали, и значит, это несомненная правда. Если, несмотря на это, вы отправитесь в Индию и погибнете, не будет никого, кто вёл бы нас, адептов и учеников. Что же будет?”
Когда практикуешь Закон, недостаточно только тех знаний, которые дошли до Тибета. Представляйте в самом своём сердце гуру, живого и ставшего с вами одним целым, и возносите ему мольбу. Преисполненное милосердия благословение гуру превосходит расстояния. Вы же оставайтесь здесь.
Если во что бы то ни стало так необходимо принести в Тибет новые знания о Законе, то пошлите, пожалуйста, за ним сына Дармадодай с сопровождающими, дав им учение и указания. Гуру! Думая об учениках Тибета, на этот раз, пожалуйста, обязательно останьтесь, так они его просили.

Гуру ответил: “Любовь гуру превосходит расстояния, а я обещал ещё раз с ним встретиться. Ради любви к ученикам Тибета и по причине того, что есть ещё не полученное мной специальное устное учение, следуя шаг за шагом ревностным советам раскрытого шифра Дакини, с обретённой сейчас уверенностью, я должен идти.

В случае, если послать Дармадодай, все, наверное, будут волноваться, потому что он слишком молод. Кроме того, я сказал гуру, что приду сам. И не говорил, что пошлю сына. Как гласит поговорка: “Хотя тело пожилого торговца и немощно, он хорошо знает дорогу”. Моё тело немного одряхлело, но я так же хорошо помню обычаи Индии. Не такой уже у меня преклонный возраст, чтобы не идти в Индию.

Что бы ни случилось, я пойду в Индию, чтобы получить Закон. В дороге будет много опасностей, но моё решение непоколебимо. Даже если мне придётся потерять жизнь, я пойду в Индию”.
И затем Марпа спел песню о походе в Индию:

Я преклоняюсь к ногам блистательных Наропы и Майтрипы
И просто обязан пойти, потому что пообещал это раньше Наропе,
К этому склоняют и расшифрованные указания Дакини,
И воспоминания о гуру, заставляющие всё пересилить.
И поэтому, что бы ни случилось, я пойду в Индию,
Даже если мне придётся потерять жизнь, я пойду в Индию.

Равнина Палмо Палтан необъятна,
Но я владею устным учением о пране, способной перемещать сознание,
А значит, сколько бы у меня ни было сил,
Обыкновенной лошади со мной не сравниться.
И поэтому, что бы ни случилось, я пойду в Индию.
Даже если мне придётся потерять жизнь, я пойду в Индию.

На снежном пути Калачера лютые холода,
Но у меня есть устное учение о пламени Цандали,
С которым не может сравниться обычная шерстяная одежда.
И поэтому, что бы ни случилось, я поеду в Индию,
Даже если мне придётся потерять свою жизнь, я пойду в Индию.

В Непале страшная жара,
Но я владею устным учением о распределении элементов,
А это не может сравниться с обычными шестью драгоценными материями.
И поэтому, что бы ни случилось, я пойду в Индию.
Даже если мне придётся потерять жизнь, я пойду в Индию.

Широка и глубока река Ганджис,
Но я владею устным учением о сознании, способном преодолевать пространства,
А это нельзя сравнить с движением обычного судна.
И поэтому, что бы ни случилось, я пойду в Индию.
Даже если мне придётся потерять жизнь, я пойду в Индию.

Вдоль границы Индии, в краях, не тронутых цивилизацией,
Люди часто страдают от недостатка пищи,
Но я владею устным учением о жизни, питаемой влагой аскетизма,
Которую нельзя даже сравнивать с обычными продуктами питания.
И поэтому, что бы ни случилось, я пойду в Индию,
Даже если мне придётся потерять жизнь, я пойду в Индию.

На большой дороге и в её окрестностях много грабителей.
Но у меня есть устное учение “Мамо”, позволяющее парализовать
Грабителей так, что с этим не может сравниться никакая охрана.
И поэтому, что бы ни случилось, я пойду в Индию,
Даже если мне придётся потерять жизнь, я пойду в Индию.

Гуру Наропа и Майтрипа живут в Индии.
Шри Шантибадра тоже живёт в Индии.
И храм Маха Бодхи находится в Индии.
И поэтому, что бы ни случилось, я пойду в Индию,
Даже если мне придётся потерять жизнь, я пойду в Индию.

Напевая эту песню, Марпа собирался в путь. Он наполнил большую фарфоровую посудину деньгами, собранными ранее, и теми деньгами, которые были обменены на пожертвования учеников. И отказавшись от сопровождения учеников и последователей, отправился в одиночестве.

Когда он достиг окрестностей Пхуллахари, то сделал жуткое открытие. Наропа достиг невероятно высокого уровня в практике Ваджраяны, который называется "спиодпа ла гшегспа" - "вхождение в действие" - на которой практикующий преодолевает такое понятие, как "фиксированные местонахождения" и напрямую встречается с миром. Наропа мелькал везде, но найти его было невозможно нигде.

В процессе восьмимесячного отчаянного поиска гуру из сознания Марпы исчезли все ориентиры - моральные, психические и физические, которым не должно быть места в просветленном сознании. Встретив Наропу, Марпа с радостью дал ему золото, принесенное с собой в качестве подарка. Но учитель выбросил золото в лес, так как традиционное пожертвование не имело для него значения. Потом он коснулся земли, и в местах касаня она превратилась в золото. "Весь мир для меня - золото" - сказал он и в сознании Марпы возник глубинный смысл махамудры. Теперь он был готов к восприятию высшего учения, сокровенных истин, которые невозможно переложить ни на один из обычных языков, равно как сохранить на бумаге.

Наропа также устроил для Марпы последнее испытание. Он сформировал в небе мандалу Йидама Марпы. Когда Марпа увидел на небосводе Хеваджру, он совершил простирания перед ним, но не перед гуру, забыв, что такое чудо мог явить только гуру. Он поправился, но тут же очень сильно заболел. Когда болезнь прошла, Наропа объяснил, что это было незамедлительным очищением кармы.

Восстановив целостность за счет этого последнего освобождения, Марпа вернулся в Тибет в последний раз, с печалью в сердце от расставания с гуру, помня о том, что гуру был одним целым с ним в течение всей жизни.

Наропа говорил Марпе, что Миларепа преуспеет в принятии учения линни передачи и в свою очередь положит начало четырем связанным благородным линиям передачи, в которых будет храниться учение. Марпа надеялся передать эти учения своему сыну, Тарма Доде, однако тот погиб в результате несчастного случая. Его смерть сильно подействовала на Марпу, его жену и учеников и стала центром их понимания, того, что ничто из проявляемого существования н является ни постоянным, ни заслуживающим того, чтобы к нему относились, как к реальности.

----------------------------------------------

МАРПА ПЕРЕВОДЧИК
(из книги «Золотая Гирлянда»)

Марпа Чокьи Лодро, воплощение Хеваджры и учитель четырех направлений тантр, родился в 1012 году нашей эры в Чукьере округа Лходрак, южная часть провинции Цанг. Его отец был крестьянином, и звали его Марпа Вангчук Озер; имя матери было Гьялмо Цхо. Первый домашний наставник Марпы был провинциальный учитель, специализировавшийся на ритуалах, посвященных восьми магам, но в двенадцать лет Марпа был послан учиться у Дрокми Лоцавы в Мьюгу Линге. Прославленный учитель Дрокми учился и в Индии и в Тибете у многих выдающихся мастеров. Наиболее замечательным из них был Гаядхара, от которого он получил передачу практики "Путь и его плоды".

В возрасте шестнадцати лет Марпа решился на путешествие с целью приступить к познанию редких учений тантры. Пойдя против воли родителей, Марпа обратил наследство в золото и отправился в путешествие. Не желая странствовать один, он решил сопровождать пожилого ученого Ньо Лоцаву, который также отправлялся на поиски драгоценных учений тантры.

Марпа решил прервать свое путешествие в Непале, где он мог акклиматизироваться и подготовиться к горячим равнинам Индии. Во время этой остановки он учился у Пайндапатики и Читхерпы, двух непальских учеников Наропы, получив абхишеку Хеваджры от Читхерпы. От этих двух учителей Марпа впервые услышал о величии Наропы. И в первый раз они встретились в резиденции сиддхи в Пушпахари около Наланды.

После первого периода ученичества Марпа вернулся в Тибет. По прибытии в Лходрак он обнаружил, что за время его отсутствия его родители умерли. Поэтому Марпа сразу не собрался вернуться в Индию для дальнейших занятий, потратив лишь немного времени для решения своих финансовых проблем. В то же время у Марпы появились его первые серьезные ученики. Его собственный двоюродный брат Марпа Голек получил абхишеку от него.

В возрасте около тридцати Марпа приготовился ко второму опасному путешествию в Индию. Незадолго до отъезда у него было видение трех дакинь, открывших ему природу линии Тилопы и Наропы в символической песне:

"Дакини небесный цветок,
Скачущий на жеребенке бесплодной кобылы, передача нашептыванием,
Раскидал волосы черепахи, невыразимое,
И палкой из рогов зайца, нерожденной,
Пробудил Тилопу в безбрежность последней реальности.
Через немого Тило, невыразимого, вне речи,
Наро слепой увидел конечную реальность.
На вершине дхармакайи
Хромой Мати бежит без прибытия или ухода.
Танец солнца, луны и Хеваджры Один вкус многого всего.
Ракушка провозглашает свою славу в десяти направлениях.
Она зовет сильных, тех, кто - пригодный сосуд.
Чакры суть Чакрасамвара.
Крути колесо чакр линии нашептывания без привязанности, дитя".

Марпа достиг Пушпахари лишь для того, чтобы обнаружить, что его учителя там нет. И он немедленно уехал, чтобы найти его; во время своих поисков он имел серию из восьми видений.

Во время первого месяца Марпа увидел во сне Наропу, скакавшего на льве и сопровождаемого двумя супругами, говорящими ему: "Ты не поставлен в тупик иллюзорностью сна?". Во второй месяц он услышал голос с неба, убеждавший его проявить настойчивость и говоривший: "Ты не поставлен в тупик самсарой?". На третьем месяце Марпа увидел следы Наропы и услышал голос, говоривший ему: "Следы гуру трудны для следования за ними также, как следы птицы в воздухе". Голос спросил его: "Ты не попал в дом не-существования?". В четвертый месяц Марпа встретил йогина, который, как он подумал, мог бы быть Наропой. Раздался голос с неба, убеждавший его распутать клубок "змеи сомнения". На пятом месяце Марпа подумал, что он нашел своего гуру, который обратился к нему так: "Если ты не узнаешь свободное от желания "радужное тело" из-за остроты желания, как ты сможешь понять его значение?". На шестом месяце Марпа снова поверил, что обрел своего гуру. Он сделал подношение золотой мандалой видению, но оно сказало, что он должен подносить мандалу конечной реальности. В седьмом месяце он еще раз подумал, что нашел Наропу. На этот раз Наропа приказал ему съесть мозг в чаше. И когда Марпа отказался, голос сказал ему: "Если ты не хочешь поглотить это как великое блаженство, ты никогда не насладишься великим блаженством". На восьмом месяце Марпа подумал, что видит Наропу, но не был уверен в этом, и тогда он услышал голос, говорящий ему, что он - "как олень, гоняющийся за миражом".

Когда Марпа наконец нашел Наропу, он был столь преисполнен преданностью, что немедленно поднес ему все свое золото. Сиддха отбросил его и, прикоснувшись к земле ногой, провозгласил: "Все это - золотая земля". Затем он дал Марпе полную передачу двенадцати наставлений линии нашептывания, тем самым исполнив пророчество, сделанное его собственным гуру Тилопой много лет назад. И тогда же сам Наропа предрек, что главный ученик Марпы будет человек по имени Мила. Затем он провозгласил:

"Я простираюсь перед существом,
Известным как Тхопага,
Подобным солнцу, поднимающемуся над снегом
В мрачной тьме севера".

Когда Марпа вернулся в Тибет после второго посещения Индии, он появился там в качестве духовного наследника Наропы. Вернувшись в Лходрак, он женился на женщине по имени Дакмедма, купил усадьбу в Дроволунге в своей родной местности Лходрак и стал процветать. Вскоре Дакмедма дала рождение его сыну и наследнику Дарма-Доде.

Через несколько лет после обоснования в Дроволунге Марпа совершил и последнее посещение Индии с целью учиться у сиддхи Майтрипы. Марпа встретил Майтрипу в восточной Индии и, хотя он уже получил Махамудру от Наропы, он получил ее и от Майтрипы, наследника линии Сарахи, и таким образом овладел окончательной и полной передачей. Позднее Марпа провозгласил: "С помощью высокопочтенного господа Майтрипы я реализовал основную сущность как нерожденную и схватил пустую природу ума. И тогда мои сомнения были исчерпаны". За годы, проведенные Марпой после возвращения в Тибет, он совершил два очень коротких похода в Непал с целью получить различные учения от многочисленных мастеров. Во время второго возвращения из своих путешествий Марпа был временно задержан на несколько дней в Лисокаре в северном Непале служащими таможни. В одну из ночей во время его пребывания там у него было непреодолимо мощное видение сиддхи Сарахи, давшего ему особые наставления в махамудре. Впоследствии Марпа сочинил "Ваджра-песнь Четыре Буквы", заключающую в себе эти указания.

Хотя Марпа по всем внешним проявлениям жил жизнью богатого семейного человека, значительное количество учеников искало его наставлений. Четверо из них стали особенно знамениты и известны как "Четыре великих столпа": Нгок Чоку Дордже, Метон Цхонпо, Цхуртон Вангдоp и Миларепа Жепа Дордже. И было так, что Марпа завещал Миларепе "линию практики", состоящую из Махамудры и Шести Доктрин, а Нгок Чоку Дордже передал "линию учения", состоящую из циклов ануттаратантры, которую он получил от своих учителей в Индии. Марпа намеревался осуществить передачу через своего сына Дарма-Доде, но последний стал жертвой несчастного случая и поэтому не смог продолжить линию своего отца. Марпа Чокьи Лодро скончался в 1097 году в возрасте 86 лет. Его жена Дакмедма угасла одновременно с ним, и ее тело растворилось в световом шаре, а затем этот шар растворился в сердечной чакре Марпы. Так Марпа и Дакмедма обнаружили себя как манифестации божеств Хеваджра и Найратмья соответственно.


      
      




   
В буддизме учителя традиционно почитаются наравне с Буддой.

В «Большом руководстве к этапам Пути Пробуждения» Чже Цонкапы сказано:

«Для осуществления Освобождения ничто не имеет большего значения, чем Учитель.

И в мирских делах видим: работу должным образом не выполнишь без мастера-наставника.

Так разве сможешь, только что придя из дурной участи, ходить без Учителя по ещё не хоженой земле?!

Рассылка «Новости буддизма в Санкт-Петербурге»

 

Чтобы получать свежие новости и тексты учения на свой email. Подробности...

Этнический Петербург


Тибетский буддизм в закладки!


Тибетский буддизм на Яндексе


Copyright © 2005-2017 Новости буддизма в Санкт-Петербурге
Использование материалов с сайта разрешено для некоммерческой деятельности.
Для всех других случаев требуется письменное разрешение создателей сайта или указанного автора.

Индекс цитирования на Яндексе Rambler's Top100

Созерцание пустотности рекламы: